?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


Расшифровка лекции А.А. Волкова "Бахтин как предтеча постмодернизма". Видео можно посмотреть тут. Вопросы к лекции в текст не входят, также смотрите видео.

Начало текста, часть 1, часть 2, часть 3, часть 4, часть 5.

Часть 6:
Теперь текст. Про текст я сказал. А дальше очень интересный сюжет. Вот давайте вспомним нашу замечательную филологическую мысль, 90-х годов в особенности.
(Читает): «В фамильярной речи благодаря отпадению речевых запретов и условностей возможен особый, неофициальный, вольный подход к действительности» . (1965-й год!) «Поэтому фамильярные жанры и стили могли сыграть большую и положительную роль в эпоху Возрождения…», откуда как раз тот самый Рабле.

(Читает дальше): «…в деле разрушения традиционных официальных стилей и мировоззрений, омертвевших и ставших условными, фамильярные стили приобретают в литературе большое значение. Кроме того, фамильяризация стилей открывает доступ в литературу таким пластам языка…», (мат, говоря без жеманства – А.В.), «которые до того находились под речевым запретом. Значение фамильярных жанров и стилей в литературе до сих пор недостаточно оценено. Интимные жанры и стили основаны на максимальной внутренней близости говорящего и адресата речи».

Значит, если, простите, я (я этого не собираюсь) обложил вас, так у нас с вами, извините, интимная близость от того возникает. (Смеется). Да-а-а.

(Продолжает читать): «…(в пределе — как бы на слиянии их)».

Ну, нетрудно вспомнить соответствующие слова. Да.

(Продолжает читать): «Интимная речь проникнута глубоким доверием к адресату, к его сочувствию — к чуткости и благожелательности его ответного понимания».
Значит, вот вам пожалуйста, ход к Рабле, где уж, простите, этого интима более чем достаточно.

Так, диалог.

(Читает): «Узкое понимание диалога как одной из композиционных форм речи (диалогическая и монологическая речь). Можно сказать, что каждая реплика сама по себе монологична (предельно маленький монолог), а каждый монолог является репликой большого диалога (речевого общения определенной сферы). Монолог как речь, никому не адресованная и не предполагающая ответа. Возможны разные степени монологичности.
Диалогические отношения — это отношения (смысловые) между всякими высказываниями в речевом общении
» .

Вот отсюда понятие толерантность. Вы мне адресуете какую-то речь, а я ее как-то воспринимаю, правда? И вы должны быть для нашей интимности, извините, терпимыми ко мне. И я к вам должен быть терпимым. Ну матюгнулись вы, простите, ну я же должен понять вашу душу нежную.
Хорошо. Монолог как… Да, хорошо.

(Читает): «[Любые два высказывания, если мы сопоставим их в смысловой плоскости (не как вещи и не как лингвистические примеры),] окажутся в диалогическом отношении. это особая форма ненамеренной диалогичности (например, подборка разных высказываний разных ученых или мудрецов по этому поводу)», ну и так далее и тому подобное.

И дальше – полифония. А с полифонией просто все ясно. Все герои Достоевского что-то говорят, правда? Каждый из них имеет свой внутренний мир и каждый из них этот мир реализует. Все они, извините, достойны внимания, так? Злодеев и незлодеев нету. Злодей мог быть незлодеем совсем. Ну Иван Карамазов, вот. А незлодей мог быть злодеем, правда? Все просто. Значит, вот, всеобщая толерантность. Вот вам пожалуйста, история с Михаилом Михайловичем [Бахтиным]. Да. Вот так вот.

Ну а дальше, понятное дело, почему его сразу подхватили там, в Париже, то есть Барт и Кристева, почему его сразу подхватили в Париже. Потому что это висело в воздухе в эти годы, в 60-е годы. Это начинает формироваться именно в эти годы. Смерть автора, смерть текста и фактически смерть читателя.

А что это значит, вообще-то говоря? В общем-то простую вещь. Помните, что мы говорили о массовой коммуникации? Связи увидели? Литература обращается в массовую коммуникацию, в которой много-много-много-много всяких текстов. Один про то, другой про это, третий про это. Причем, хочешь – выбирай одну газету, хочешь – другую. Но эти тексты связаны суггестивно как-то. Мягко. Правда?

Значит, таким образом, исходя… интуиция-то у человека была богатая. Я уверен, что Михаил Михайлович Бахтин прямо этого в виду не имел. Но вспомните известную работу «Партийная организация и партийная литература», а также белогвардейца, да?.. (Смеется) О котором мы говорили.

Вот ведь тут какая получается… Это сказано. Собственно, сама по себе литература… Вы ведь понимаете, какое дело… lля того, чтобы научно изучать какой-то предмет… наука не изучает измышлений. Наука изучает конкретные объекты. Она их исследует, делает выводы, которые должны быть проверены. Это касается литературоведения точно так же, как физики, только понятийная система немного другая. И более ничего.

Для того, чтобы наукой заниматься, мы должны знать, какую крысу, простите меня, мы с вами ставим под опыт. Правильно? И у нас есть крыса, а не ноги крысы, и не ее хвост и не что-нибудь там еще. Это цельная крыса. Значит, если мы за крысу примем ногу крысы и будем исследовать у крысы отдельно ногу, отдельно еще что-нибудь, там, брюхо, что-нибудь еще в этом роде, правда? О крысе как целом мы систематического представления не получим. Текст устроен точно так же.

Это единое целое, которое предполагает замысел автора, а автор замыслил этот замысел поскольку постольку он сам включен в определенную литературную традицию, и, простите, не будь Ломоносова, не было бы Пушкина. Потому что Ломоносов сделал четырехстолпник. И соответствующим образом Пушкин в своих замыслах, в своих, собственно, чисто формальных частях своего творчества отталкивался от Ломоносова, но и опирался на него. Все понятно.
Стало быть, происходит вот что? Разрушение культуры, по существу дела. То, о чем мы говорим, - это и есть культура. Каждый культурный объект фиксируется в определенном культурном времени и в определенном культурном пространстве. Вот тут должны быть самые банальные декартовы координаты, только связывающие все это дело с историческим временем, с временем культуры, и учитывающие, что по ходу развития культуры происходит накопление знания, накопление информации, которая, накапливаясь, тем не менее, преобразуется, потому что обобщается. Мы не можем также изучать «Энеиду», как мы изучаем, там… не знаю… «Преступление и наказание». Это давно было написано. Все это просто не уложится в голове человека, особенно школьника, ясное дело, да?

Вот такие дела, уважаемые коллеги. Значит, вот у нас получается эта самая концепция Бахтина. Постольку поскольку время-то было еще такое… Очень хочется морепродуктов, как выражается Сергей Ервандович [Кургинян]. (Смеется). Ну что делать-то. Да, очень хочется морепродуктов, очень хочется какой-то свободы, как-то вот отдохнуть, а тут понимаете-ли такой приятный… такая приятная… да еще что-то новое. Значит, можно изучать вот это, вот это, еще вот это и вот так-то. Очень интересно. И более того, науки-то нет, и поэтому любое построение, любой текст диссертации – он превращается в текст физкультурный или косметический. Не надо нового изобретать, не надо новых идей создавать. Их надо только перебирать. Всё. Да, использовать. Вот вам ситуация. Под своим именем, естественно. Под другими именами. Вот что я бы хотел вам рассказать про Бахтина.

Понятное дело, что это модный писатель, что он всем нравится. Ну потому что он не может не нравиться, потому что… ну вот… он удобный. Удобный. Строгих понятий нет. Значит, направление исследований – какое хочешь. Получай результаты, какие хочешь. Можешь вообще никаких не получать, главное – красиво напиши. Вот и все дела. Вот наши 90 тысяч кандидатских диссертаций в год. Хорошо.

Теперь Рабле.

В любом случае важно понять. Это первый роман-воспитание. Вот это очень… Это, кстати, и Бахтин написал, и многие другие написали. Что такое?... Бывает авантюрный роман, правда? Бывает роман-воспоминание, так? Бывает ну, вот, роман-похождение. Ну он, в общем, авантюрный. С этого начинался всякий роман, не знаю, «Сатирикон» Петрония Арбитра или «Золотой осел», там, Апулея. Вот, так сказать, да. А вот романа-воспитания нет.

А эпоха Возрождения – это новый стиль, который формируется. И этот стиль связан в первую очередь с воспитанием человека. Это первое, что мне бы хотелось отметить в том, что касается Рабле, и что, кстати, отмечает Бахтин. А вот то, чего Бахтин не отмечает, - это удивительная вещь. Вот мы имеем великие произведения эпохи Возрождения. Ну, тот же Рабле, тот же «Гаргантюа и Пантагрюэль», да? Допустим, Сервантес. Ну вот, скажем, там, попозже, там, Гете, да? Вот смотрите. Вот про Дон Кихота опера есть… Ну Шаляпин пел! Балет даже есть. По поводу «Фауста» - известное дело. Поют «Фауста». А вот по поводу Рабле – вот только в последние годы… Я искал специально (может, я ошибался, специально лазил в Интернет) – только одна рок-опера и то я не уверен, что она была. Понимаете, «Фауст» музыкален. Это Ницше. Я имею в виду сейчас Ницше. «Фауст» музыкален и «Дон Кихот» Сервантеса музыкален, потому что это трагедия. И то, и другое. Трагедия Дон Кихота, да? Трагедия Фауста.

А Рабле немузыкален. Такая получается с ним картина, потому что в нем нет этой внутренней гармонии. Вот, понимание долга… Долга как божественного закона, противостоящего закону человеческому. Вот этого в нем нет. Да, в Телемской обители сказано: «Возлюби ближнего своего и fais que tu veux» - «делай что хочешь».

Да, сказано. Ну, простите, а как Бога-то возлюбить? А так, просто, вот как-то теоретически, так, хорошо. Но главное, все помнят, что делай что хочешь. Вот тут у них, у христиан такая пакость получается, они же всё об увечных всяких думают. В монастыри свои помещают больных, увечных, несчастных людей, да? А у нас. А у нас будут только красивые женщины, pardon, и только красивые мужчины. И только воспитанные. Только воспитанные определенным образом. Вот вам Телемская обитель.

Что такое схоластика? Да это же… это придурки всякие, ну кошмарные совершенно. Ну вот он их выставляет в виде, ну, чудовищных идиотов. Всю эту Сорбонну. А вот это новое, понимаете, новое мышление, как выражается один наш политический деятель… Да, вот это новое мышление – оно совсем другое мышление. Ему не надо логики особой. Ему надо некую внутреннюю уверенность, психологическую убежденность… (Декарт появился столетием позже) Психологическую убежденность в простоте и ясности истины – это Декарт. Этого достаточно. Такое рассуждение, психологически принимаемое мною как ясное и отчетливое, будет истинным. Это Декарт, я повторяю, я прямо цитирую Декарта.

Значит, вот какая получается картинка. Дальше, понятное дело, что Возрождение как таковое культуру как таковую. Просто отрицает. Почему? Очень просто. Культура – это наследие. Вот культура – это все, что сохраняется обществом. То, что сохраняется обществом, называется готикой (к готам не имеет никакого отношения). Вот вся теология после Средневековья, великое зодчество эпохи Средневековья цветущего, да? Но вот эти строгие социальные отношения… Может, немножко более строгие, чем нам надо. Все это отрицается. Веруй, во что хочешь, делай, что хочешь. И ведь, знаете, Шпренгер [Я.] и Инститорис [Г.] – это не Средневековье, это эпоха Возрождения. Ведьм жгли, главным образом, в эпоху Возрождения. Ведь вот какая получается штука.

А в центре эпохи Возрождения стоит личность, человек. Но сначала политическая… художественная причем личность. Политическая художественная личность. Ну, Макиавелли, пожалуйста вам. Но, получается кризис Возрождения. Тот же самый [В.] Шекспир – это уже кризис Возрождения, когда все кончается кровавой бойней в «Гамлете», в «Макбете», да? Вот вам, пожалуйста, сюжет, связанный с Возрождением и с этим самым человеком Возрождения, который ставит себя вот с этой Телемской обителью выше человеческого и выше божеского. Он выходит из общества в свое собственное общество этой Телемской обители. В этом обществе он живет так, как он хочет, как и все остальные живут так, как они хотят, будучи друг другу такой толерантной массой, которая противостоит вышеуказанному обществу.

Я вам ничего не сказал, что вы давно уже знаете? Да-да-да Это как раз то, о чём говорил Сергей Ервандович в своей последней речи в Томском университете . Знаете, это всё не случайные вещи.

И то, что мы имеем сегодня, конечно, это вот он, Франсуа Рабле с его идеями, которые живут и процветают. Так или иначе. И кто говорит, что это народное произведение? Наверное, тот, кто хочет воспитывать весь народ в духе Телемской обители, правда? Но народ-то никакой этого не читал. Потому что всё это адресовано самой что ни на есть элите. Греческий язык знает элита. Латинских, греческих писателей знает элита. Сюжеты, риторику учила элита. А последняя часть, которая позже всего написана – это просто риторическая контраверсия: надо жениться или не надо жениться. Классическая риторическая котраверсия, восходящая к Сенеке Старшему , к его контраверсиям знаменитым. К старшему. Не младшему, а старшему. Он был известным ритором римским. Преподавателем риторики. Вот, значит какая получается картинка.
А постольку, поскольку на этот вот вопрос никто не может ответить, один так говорит, другой так говорит, надо жениться, не надо жениться и всё такое прочее… Значит истинного ответа, истинного решения дилеммы нет. И то, и то. И то правильно, и это правильно. И что-нибудь другое ещё правильно. Вот ведь какая получается замечательная штука.

И вот это, собственно, и есть тот самый Рабле, за которого до Бахтина никто не взялся. Вот даже Анатоль Франс. Уж на что был коммунист. Да? И на что был знаток французской культуры, дальше некуда. Великая работа «Латинский гений» . И тот, когда говорил о Рабле, говорил: «Где-то это безвкусно, а где-то, наоборот, замечательно. И как приятно, вот он такой француз»… И всё такое прочее. И замолчал. Вот с [Э.] Золя он расправляется, как с врагом. [А.] Франс. [Э.] Золя оскорбляет французский народ. А этого нельзя. Вот такая замечательная получается замечательная картиночка с Бахтиным, с творчеством Франсуа Рабле. И, понятное дело, с творчеством Франсуа Рабле как романом-воспитанием. Это роман-воспитание. Это не научная работа. Это роман, на котором воспитывается вот эта вот хрущёвская интеллигенция. С чем мы с вами имеем дело и сегодня. И с чем я вас поздравляю. Спасибо!

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
olom1980
May. 7th, 2015 06:08 pm (UTC)
очень интересная серия
apafnutiy
May. 15th, 2015 02:46 pm (UTC)
Огромное спасибо за текст, очень полезно не только на слух понять, но и прочесть.
olga_vetluga
May. 15th, 2015 02:50 pm (UTC)
Пожалуйста,здорово, что вам пригодилось. Предмет лекции был настолько сложен, что без текста непросто было с одного просмотра разобраться.
( 3 comments — Leave a comment )

Latest Month

August 2017
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
ИА Красная весна

Интеллектуальный клуб Прометей

газета Суть времени


Яндекс.Метрика





Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner