olga_vetluga (olga_vetluga) wrote,
olga_vetluga
olga_vetluga

Categories:

И снова об Александре Мене и мифологизации истории



Культурно-досуговый центр «Дубрава» в поселке Семхоз (около Сергиева Посада) недавно обогатился отделом научно-исследовательской работы, передал сегодня телеканал «Тонус». На сайте «Дубравы» информации о таком отделе нет. То, что можно каким-то образом связать со спецификой научного отдела, называется музейно-краеведческим отделом, и его возглавляет протоиерей Виктор Григоренко, племянник вдовы отца Александра Меня Натальи Федоровны Григоренко.

В репортаже речь шла о проекте под названием «Этот священник жил рядом с нами», реализуемом в КДЦ «Дубрава». Проект ставит целью сбор сведений от местных жителей об отце Александре Мене. Как-то сразу резануло ухо равнодушно-отстраненное слово «этот». Вот так ученый (проект-то «научный») спокойно и рационально смотрит на муху, которая уже не шевелит лапками, и раздумывает, как лучше ее пришпилить к картону, чтобы продемонстрировать все признаки ее вида.

Уже на этом этапе можно предположить, что сбор и обработка сведений от жителей должны отлиться в книгу впечатлений. И то, что вместо истории нам подается мозаика субъективных мнений, не случайно. Руководит проектом Олег Устинов, глава Общественной Палаты Сергиево-Посадского района. А еще Олег Устинов, историк по образованию, является признанным специалистом по мифологизации истории, проект чего официально реализуется в районе уже несколько лет. Его коллега по проекту, Наталья Ганина, кандидат культурологии, автор мифов о радонежских русалках и духах, уже лишилась своего поста за баловство с нацистской символикой, фотоотчеты о котором она выкладывала в сеть. Устинов занимается созданием исторических мифов, в том числе, на телеканале «Радонежье» в авторской программе «Параллели». Среди самых заметных – это миф о том, что Сергий Радонежский не благословлял на Куликовскую битву князя Дмитрия Донского, и миф о превосходстве той части славян, которые сейчас зигуют в Киеве, над той частью славян, которые сейчас живут в России. И я думаю, об этом превосходстве (которое называется фундаментальным неравенством людей и лежит в основе всем известной фашистской идеологии, более чем известной Устинову как историку) еще не раз мы услышим от него.

Но вернемся к отцу Александру Меню. О. Устинов рассказал в интервью, что при сборе информации иногда попадаются «мелкие, но важные факты». И привел пример, когда некая женщина, крестившая ребенка в храме в Пушкино у отца Александра Меня, делала это, потому что из той церкви не стучали, куда полагалось стучать. О. Устинов радостно вцепился в «стописятое» подтверждение убогенькой схемы антисоветского священника, противостоящего «тотальному тоталитаризму». То есть продолжил дудеть в свою любимую дуду. Причем, представитель политического истеблишмента местного разлива говорит все это по телевидению в стране, где 90% населения хорошо относятся к Советскому Союзу. Ну да кто о таких мелочах задумывается, мы ж не великие южные славяне, перетерпим.

Но мне не дает покоя слово «этот священник». В прошлом году Олег Устинов, выступая на памятных мероприятиях, посвященных 25-летию со дня трагической гибели отца Александра Меня, слепил мерзкий миф об отце Александре Мене. Он сказал следующее: «это был человек, смысл деятельности которого лучше всего можно понять через метафору знаменитого фильма «Покаяние», который заканчивается обретением дороги к храму». Я напомню, что фильм Тенгиза Абуладзе показывает символ храма в виде торта, ради обретения которого главный герой выбрасывает мертвого отца на помойку. Этот фильм стал страшной символической картиной гибели Советского Союза через метафору отказа от истории и отцов ради потребления и обжираловки, которые принесет капитализм (кто не помнит обещания 50 сортов колбас на прилавках). Думать, что историк, для которого, по его собственным словам, проблема человека является одним из основных направлений научных интересов, этого не понимает, могут только очень наивные люди.

И поиск дороги к такому храму хотят вменить отцу Александру Меню? Это надо быть последним подлецом, чтобы говорить такое.


Именно отец Александр Мень буквально пытался докричаться до людей в своих последних лекциях, когда страна была уже на краю гибели, говоря о том, что идеология потребительства УБИВАЕТ в человеке человека, и в конечном итоге, человеческое общество. В коротеньком аудио, посвященном теме семьи, Александр Мень говорит о надвигающемся принципиально антигуманном мире, в котором люди возвращаются в состояние животных: «я убежден, что сегодня кризис семьи вытекает из кризиса любви. Люди становятся все более и более эгоистичными, все более и более алчными, они стремятся к удовлетворению потребностей, к наслаждению. Ведь общество потребления – это не только какая-то страна или группа стран, это психология. Это психология, которая завоевывает себе место сейчас все больше и больше по всей земле. Потребительство. Потребительство есть антипод любви. Если мы будем на это ориентироваться, мы несомненно будем приходить к кризисам – сначала семьи, а затем и общества. И разговоры о том, что отмирает семья, - они почти однозначны тому, что отмирает вообще культура человека, остается только огромное стадо, которое создало себе условия для того, чтобы более благоприятно есть, пить и размножаться».

И Устинов еще смеет порочить память священника, который уже не может ответить, говоря, что отец Александр Мень показывал нам дорогу в потребительский храм! Вот уж и правда достойное труса заявление!

И теперь этот человек курирует проект воспоминаний об Александре Мене. Каких мифов он нагородит сейчас?

Есть еще одна наиважнейшая тема, без которой нельзя говорить об Александре Мене, и которую так тщательно обходит Олег Устинов, вгоняя образ священника и философа в прокрустово ложе примитивной антисоветчины.

Эта тема очень хорошо иллюстрируется короткой фразой, с которой фактически начались юбилейные, X-е, Меневские чтения в прошлом сентябре. Один из близко знавших его людей (я не буду называть его имя, он работает в храме и сейчас, его почему-то не включили в программу Меневских чтений на сайте КДЦ «Дубрава»), сказал, что если православие, которое проповедовал Александр Мень, истинно, то в каком православии живем мы?


О том, какое православие проповедовал Александр Мень, я кратко говорила в статье в прошлом году. Но если активное православное христианство, делающее ставку на человека восходящего, это не то, что тогда то?

Ведь мы подходим к главным вопросам, без ответа на которые не понять ни путей России в XX веке, ни ее метаний сейчас, ни жизни, служения и смерти (!) отца Александра Меня.

Разве не отец Александр Мень говорил о том, что у нас в стране взрастает страшная сила, пропитывающая все сегменты общества, включая церковь, сила, которую он назвал прямо - ФАШИЗМ? И что она не имеет никакого отношения к истинно православной церкви и традиции, но под маской которых, в том числе, она поднимается?

Разве не говорил он о том, что нацизм выжил и снова готовится к наступлению (именно в тот момент, когда СССР отказался от своего исторического пути и от коммунизма)? Разве не об этом он предупреждал в своих последних интервью?

И разве не приходили к нему с угрозами члены общества "Память", которых он прямо назвал нацистами, и с которыми не хотел иметь дела несмотря на весь свой антисоветизм?

Что-то подсказывает, что историку Олегу Устинову, любителю рассуждать о неравенстве внутри славян, не хватит смелости затрагивать эти вопросы.


Tags: Александр Мень, Дубрава, Московская область, Сергиев Посад, Устинов, православие, фашизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments