?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Как известно, Советский Союз поддержал Испанию в гражданской войне 1936-1939 гг. против ультраправого мятежа во главе с Франко, который опирался на помощь фашистской Италии и нацистской Германии. События тех лет и подвиг воинов-интернационалистов, воевавших на стороне Испании против фашизма, ярко показаны в фильме «Салют, Мария!» Иосифа Хейфеца, снятом в 1970 году на «Ленфильме».

Кстати, именно с того времени в обиход вошло выражение «пятая колонна». Под пятой колонной имелась в виду агентура Франко. Термин возник в октябре 1936 года, когда франкистский генерал Эмилио Мола заявил по радио, что мятежники ведут наступление на Мадрид четырьмя колоннами, а пятая в решающий момент ударит с тыла. Пятая колонна сеяла панику, занималась саботажем, шпионажем, диверсиями, убийствами. Представители пятой колонны скрывались в Мадриде в зданиях иностранных посольств и миссий, ее деятельность во многом способствовала поражению Испании в войне. В годы Второй мировой войны пятой колонной называли нацистскую агентуру в различных странах, помогавшую захвату этих стран фашистскими войсками. Позднее пятой колонной начали называть любые силы внутри страны, работающие в интересах врага.

Сейчас, когда недобитый фашистcкий зверь снова лютует на Украине и нацеливается на Москву, на юго-восток едут воины-интернационалисты из разных стран, в том числе из Испании. Вот интервью двух испанцев, находящихся в бригаде «Восток»:

Репортаж ТВ-ДНР
17.08.2014 03:34, Донецк

Маки: Мой позывной «Маки» здесь в ополчении, в бригаде «Восток».
Цыган: Здравствуйте, меня зовут Ангел Давид Аривас, мой позывной здесь «Цыган», и я тоже в бригаде «Восток».

Корр.: Зачем вы сюда приехали?
Цыган: Чтобы защищать мирных жителей Донбасса, которые подвергаются атакам нового фашизма здесь, на Украине. И просто чтобы попытаться добиться хоть немного справедливости в мире. Потому что мы знаем, что фашизм никогда не удовлетворяется, завоевав только одну страну, и будет разрастаться, пока мы не остановим его.


Корр.: Откуда вы?
Маки: Выехали из Мадрида, я жил в Хихоне, но родом я из Мадрида.
Маки: Все демонстрируют огромную поддержку нам двоим, что находимся сейчас здесь, и мы надеемся, что скоро к нам присоединятся еще многие.

Корр.: Сколько вы здесь собираетесь пробыть?
Маки: У меня нет даты возврата. Я сюда приехал, чтобы пробыть всё необходимое время.
Маки: Мне уже сообщили, что приедет еще достаточно много людей.
Цыган: Никто из нас не был военным, мы нормальные обычные люди, может быть, с чуть большим чувством солидарности и справедливости. Надеемся быть полезными, как для передачи информации, так и в момент защиты населения в случае реальной битвы.

Корр.: Ты с кем-то здесь уже познакомился? У тебя здесь есть друзья?
Цыган: Да, очень много. Честно, люди здесь очень похожи на испанцев, в том смысле, что они очень открытые, и мы очень побратались. Хотя и через это большое горе, но мне кажется народ здесь более сплоченный, чем я когда-либо в мире это мог видеть.
Цыган: Мне кажется очень грустным то, что происходит с этим народом. Но я уверен, что отсюда мы выйдем намного лучшими людьми, намного более сильными, и чувствую, что реализовал себя, зная, что один раз мне представилась возможность (и я ее реализовал) сделать что-либо на благо человечества.

Корр.: Где самые главные очаги борьбы с капитализмом?
Цыган: Мне кажется, что острие борьбы — это Коммунистическая Партия Греции (ΚΚΕ). Они делают невероятную работу. Там генеральные забастовки, с тех пор, как начался капиталистический кризис, там уже было проведено около 13, а в Испании, например, только 2. Им удается мобилизовать огромное количество народа.

Корр.: Возможна ли революция в капиталистических странах? В Америке, в Европе...
Цыган: Как говорил Ленин, «есть два типа необходимых условий, чтобы совершить революцию: объективные и субъективные». Объективные — это развитие капиталистических средств производства. Это существует. Теперь необходимы субъективные. Это партийная гегемония и сплочение рабочего класса. И классовое сознание. И власть народа, безусловно.
Цыган: Есть два основных течения: марксизм-ленинизм, который всегда был верен Советскому Союзу, и еврокоммунизм, который начался, например, в Испании с Сантьяго Каррильо, который больше пытается реформировать капитализм, больше чем покончить с ним. Я, например, считаю себя марксистом-ленинистом. Я думаю, что капитализм уже предложил всё, что мог предложить, и теперь настало время с ним покончить.

Корр.: Как вы относитесь к китайскому коммунизму?
Цыган: Я думаю, что уже много лет, еще до смерти Мао, они перестали идти по правильному пути строительства коммунизма. С тех пор, как начали договариваться с Соединенными Штатами против Советского Союза. Сегодня я думаю, что Китай нельзя называть коммунистической страной. Просто, история нам показывает, что один класс никогда не отдаст по своей воле свою власть другому. И уже есть новая китайская буржуазия, которая никогда вновь не отдаст власть рабочему классу Китая.

Корр.: Что происходит с коммунистической идеологией в Латинской Америке? Чавес, другие лидеры...
Цыган: Я, если честно вижу Кубу, как великий исторический пример мирового коммунистического движения.

Корр.: На ваш взгляд, насколько реальна возможность возрождения коммунистического интернационала?
Цыган: Я, если честно, думаю, что потребуются годы, чтобы мир это увидел. Потому, что капиталисты очень хорошо сделали свою работу. Они всегда выигрывали в пропаганде. И добились того, что «продали» людям надежду на то, что любой может жить так же, как они. Хотя это не так. Поэтому, если честно, я думаю, что мне не суждено увидеть коммунистическую революцию, по крайней мере, в моей стране. Но, во всяком случае, если у меня будут дети, я смогу им спокойно сказать, что я боролся за то, чтобы у них эта возможность была. И если я не увижу революции, то возможно, ее смогут увидеть они.

Корр.: Как повлияет победа на другие страны Европы?
Цыган: Независимо от того, победим мы или нет, весь мир увидит, что капитализм, умирая, всегда обращается к фашизму, чтобы репрессировать людей. Очевидно, что если мы победим, рабочий класс будет иметь еще один пример того, что надо бороться и держаться, и еще одну демонстрацию своей силы. И другие люди также решатся восстать против капитализма и против правительств, которые переходят к фашизму.
Маки: Я согласен с товарищем, и думаю, что эта маленькая или большая революция, которая началась здесь, на востоке Украины, уже показала, что можно остановить репрессии, и перерезать те нити, с помощью которых пытаются управлять миром. Здесь мы демонстрируем всему миру, что их можно остановить, и что они могут противодействовать этому только путем бомбардировок, агрессии, убийств и уничтожения мирного населения. Это действительно так. И правда на нашей стороне.

Корр.: Если бригада «Восток» это интербригада, кто есть Франко на Украине?
Цыган: Здесь на Украине — это, несомненно, Порошенко, а его Гитлер, без сомнения, — Обама. Иностранная сила, которая поддерживает эту агрессию — Обама. Если есть интербригада, то это, несомненно, батальон «Восток». Здесь больше всего добровольцев, из Испании нас пока только двое. Но из бывших социалистических республик... Заметно, что еще есть люди, которые помнят пролетарский интернационализм, ту солидарность, которая была в Советском Союзе, она еще жива в этих людях, и из бывших социалистических республик приехало много людей.

Корр.: Как вы относитесь к Сталину?
Цыган: Я довольно хорошо к нему отношусь. Если кто-то и помог нашей Испании в 1936-м — это Советский Союз Сталина и весь советский народ, конечно. Я, например, очень хорошо к нему отношусь. Я не считаю ни «диктатором», ни «криминальным правителем, подобному Гитлеру» — как пытались внушить нам капиталисты, потому что им было необходимо бороться против Советского Союза.
Когда СССР и Англия были союзниками, Сталину подарили лондонскую шпагу, наивысшую награду этой страны. Когда Сталин стал не нужен, его начали криминализировать и выдумывать про него ложь. Я не думаю, что он всё правильно сделал, совсем нет, но, по крайней мере, то, что он сделал не так, объяснялось очень жесткими обстоятельствами. Из каждых 10 нацистских солдат 8 погибли на русском фронте. Я думаю, что если бы Сталин не был во главе Советского Союза в тот момент, все бы сейчас говорили по-немецки.

Маки: К тому же здесь прекрасная атмосфера, атмосфера товарищества. …
Цыган: Ваши люди и наши люди в этом во многом похожи. В смысле открытости и дружелюбия.

Маки: Люди отчаиваются, не знают, что делать, потому что их постоянно убивают только лишь за то, что они не согласны с идеями правительства. Это надо остановить. И остановить это можно будет только в том случае, если народ во всех странах перестанет отворачиваться и обратит свое внимание на то, что здесь происходит. И потребует от своего правительства, чтобы оно остановило этот беспредел.
Цыган: По крайней мере, я хочу, чтобы они почувствовали свою вину, потому что пассивность это то же самое, что и подельничество.
Как сказал Антонио Грамши: «Ненавижу безразличие».

Цыган: Я только надеюсь, что мы здесь сможем остановить фашизм. Если нет — мы идем к созданию Четвертого Рейха.

Полная версия интервью:



Latest Month

August 2017
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
ИА Красная весна

Интеллектуальный клуб Прометей

газета Суть времени


Яндекс.Метрика





Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner